центральный зимний фестиваль NLP в Иваново
Get Adobe Flash player
Случайные фото
nlp_festival_ivanovo_20030457 nlp_festival_ivanovo_alexander_20069158681 nlp_festival_suzdal_stmd_20042363

Попытка передать собственные чувства, эмоции и впечатления, оставшиеся от фестиваля. И желание немного отстраниться, увидеть происходящее со стороны.

Что же можно сказать о 8-м фестивале НЛП и психотехнологий в Иванове? Даже, не знаю. Первое, что стоит отметить, это, конечно, обилие информации. И не просто обилие. Это шквал. Буря, сметающая все на своем пути. Или же водоворот эмоций, чувств, событий, красок, впечатлений, буря звуков, образов, историй, анекдотов, сказок и метафор. И, конечно же, кладовая мыслей, ярких и не очень, глубоких и мелких, разумных и дурацких, точнее глупых или же незатейливых.

Во всем этом многообразии было довольно не потеряться и сохранить себя, вбирая или впитывая своеобразие, уникальность и неповторимость разных участников. Хотя многим это удавалось. Но, на мой взгляд, далеко не всем. А некоторые вообще столько бурно утверждали и преподносили себя, что им было бы полезно так это немного раствориться и стушеваться. Немного уйти в тень. Для того, чтобы позволить выйти на авансцену и раскрыться во всей своей полноте людям может быть не столь бурным, активным и напористым, но более интересным и необычным.

Что мне запомнилось больше всего? Группа дельфинов, которую проводил Данил Темкин. Точнее полное ее название было "Люди, как дельфины - моделирующие двигательные психотехники". Но, к сожалению, это название не отражает всех особенностей и нюансов данной практики. Вероятно, это происходит из-за того, что слова совершенно не отражают тот новый и даже уникальный опыт и переживания, которые открываются участникам этих процедур.

Мне это напомнило древний ритуал или обряд, чей смысл понятен только его участникам, а людям, не вовлеченным в процесс, происходящее кажется странным и бессмысленным. В современной культуре наиболее близки танцы. А их, как известно, не смотрят, их танцуют.

Хотя, конечно в танцах глубокий мировоззренческий смысл зачастую теряется, уступая свое место движению. Бурному, ритмичному, завораживающему и созидающему. Не случайно, во многих мифах и преданиях вселенная рождается во время танцев и плясок божества-созидателя. Поэтому мне будет очень трудно передать смысл тем людям, которые не участвовали в эксперименте, но, не смотря на это, я попробую.

Итак! Как бы так поинтереснее описать происходящее? Хотя именно описать будет очень трудно. Потому что во время выполнения упражнений глаза чаше были закрыты и увидеть окружающих и то, что происходит вокруг было невозможно разглядеть. Мало того, что упражнения выполнялись вслепую, так еще было запрещено общаться вслух человеческими словами.

Можно было кричать, мычать, фырчать, издавать прочие нечленораздельные звуки, но произносить осмысленные слова и фразы было запрещено категорически и любые попытки перейти на осмысленную речь пресекались ведущим. Также было запрещено действовать руками, вытягивать их, резко махать ими, активно жестикулировать, ощупывать встречающиеся предметы, мебель и людей.

Но самое главное, что мне, также как и еще примерно двум-трем десяткам человек, удалось какое-то время побыть дельфинами. И не одним, и не двумя, а целой стаей, или может быть точнее стадом, резвых, любопытных, свободолюбивых дельфинов.

Как это произошло - для меня до сих пор остается тайной. Но это удивительное чувство не покидало меня на протяжении всех фестивальных дней. Разумеется, оно менялось и трансформировалось в зависимости от тем других групп, работы и настроения других участников. Но неизменным оставалось ощущение динамической и подвижной связи с миром и другими людьми. Наверное так, на уровне смутных ощущений и проявлялась тема фестиваля "МЫ".

А началась дельфинья группа с того, что ведущий всех построил и заставил двигаться. И было неважно, как двигаться: быстро или медленно, порывисто или плавно, размашисто или сдержанно. Главное постоянно менять позу, место или положение. Ведь жизнь дельфинов - это постоянное движение в водной стихии, частью которой они являются.

Следующей инструкцией от ведущего стало требование закрыть глаза и продолжать движение. Закрыв глаза, я внезапно обнаружил, что мир изменился. Границы зала, где проходили упражнения, раздвинулись, пространство сделалось более объемным и глубоким. Но в тоже самое время оно стало более многолюдным или насыщенным, заполненным людьми.

Да пространство (помещение) стало более тесным и заполненным. Ведь люди, которые в нем перемещались, оказались вдруг ослепшими, а потому снизили темп движения и начали натыкаться на своих соседей слева и справа, спереди и сзади. И повсюду им встречались чужие руки, плечи, спины и животы.

Ориентация терялась полностью. И люди сбились с толку. С потерей зрения и речи человеческая сущность была сильно ослаблена, а дельфиний образ мысли и жизни еще освоен не был. И мы блуждали в кромешной первозданной темноте, начиная постепенно постигать мир неведомого.

Дельфины кружились и плавали, резвились, толкали друг дружку, иногда плавно и ласково, а иногда резко и сильно. Терлись спинами, прикасались плавниками боками и спиной.

Еще они разбивались на тройки и превращались в этаких "сиамских близнецов" о трех, четырех и даже пяти головах и туловищах. И каждая голова обладала собственной свободой воли.

И порою между ними возникали противоречия: куда же плыть. И эти противоречия решались, если не сразу, то после противодействия и противоборства. Было неважно, кто побеждал. Да и вообще побеждал ли кто-то один? Скорее разные головы учились договариваться между собой и своими телами без слов, пытаясь уловить желания другого.

Постепенно приходили новые способы жизни и общения в этой стихии. Удивительно, что в самом конце, когда все закончилось, у многих участников появилась изящная морская грация, которой раньше не было. А еще... А еще...

Интересно, что в природе стаи дельфинов существуют изначально и всякий новорожденный входит в уже существующую стаю. Причем случаи, когда сложившаяся стая принимает новых взрослых животных, очень редки. Тренеры дельфинариумов тратят много времени и сил, прежде чем разрозненные, свободные особи превращаются в единый организм. Подобный процесс происходил на фестивале. Ведь там рождалась стая.

Часа через полтора группа закончилась. Но остался вкус гармонии, свободы и сопричастности с окружающими. Именно этот вкус я принес сначала домой, а потом на работу. Правда, сохранялся он не так долго, как хотелось бы. Но когда он присутствовал, тогда возникало легкое, колышущееся понимание человека, другого, и коллектива, своего или не своего, или стаи. Понимание на расстоянии без слов и без жестов.

Но помимо столь светлого праздника дельфинов рождались на фестивале и сказки. Порою страшные, наполненные зловещим юмором. Этот черный смех убивал всякую надежду на

И торжествовал хаос. Но передать их своими словами еще труднее, чем рассказывать о перевоплощении в дельфина. Поэтому их я рассказывать не буду. Да и к тому же это совершенно другая история.

Александр Скворцов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *